Близость и суррогаты

От автора: Часто на консультациях, когда тема касается кризиса в отношениях
пары, я слышу: «Мы были так близки, но в один момент всё стало рушиться!»
Когда же я начинаю задавать вопросы о том, что же такое для клиента близость,
то выясняется, что за этим понятием для человека стоят вещи, которые к
истинной близости не имеют никакого отношения.
Близость и суррогаты

Для того чтобы разобраться, что же такое близость и что ею не является,
предлагаю понять одну простую вещь. Близость нельзя назвать полное слияние
людей, это контакт двух психологически зрелых и желающих этого личностей. Она
подразумевает знание и уважение потребностей другого человека, истинное
принятие их. Основным и необходимым условием для психологической близости
между партнерами является ощущение безопасности на всех уровнях
функционирования личности. Партнерам важно чувствовать себя в безопасности
в физическом, эмоциональном, социальном и духовном планах, причем эти
ощущения должны быть взаимны. По сути, это возвращает человека в
младенчество, то время, где он, такой опыт близости уже проживал. Большинство
психологов сходятся во мнении, что настоящая и первая близость у человека
случается в контакте с собственной мамой, в атмосфере тотальной безопасности,
принятия и чувствования своего ребенка с её стороны. К сожалению, так повезло
не всем и именно в этом и скрываются основные причины того, что за истинную
близость и даже любовь, люди могут принимать взаимоотношения, которые несут
в себе опасность для нормального функционирования личности. Важно понимать
одну простую вещь, что нарушения во взаимоотношениях матери и ребенка в
какой-то из сфер контакта, о которых я писал выше, приводит к тому, что человек
учиться воспринимать их, как проявление любви. Более того, такую же модель
взаимоотношений люди проецируют на все уровни своих социальных отношений
и взаимоотношения с партнером. На этой почве и вырастают модели
взаимоотношений, которые некоторые из нас ошибочно могут считать истинной
близостью.
Нарушение в детстве чувства безопасности в эмоциональной сфере приводит к
формированию созависимой модели отношений в паре. Проявление
эмоциональности у такого ребенка могло игнорироваться, подавляться или даже
наказываться. Такой ребенок убеждается в том, что мама его не чувствует и сам
перестает доверять своим эмоциям. Это приводит к тому, что человек начинает
выстраивать своё поведение, соотнося его с чувствами другого важного для него
человека, игнорируя свои собственные желания и потребности. Часто такие люди
стараются предугадать желания партнера, вместо того, чтобы просто о них
спросить. Они могут прикладывать колоссальные усилия для их реализации,
принося себя в жертву, но в ответ чувствовать лишь раздражение и упрёки.
Чувство обиды, агрессия и недовольство любыми действиями партнера
становятся эмоциональным наполнением таких отношений и негативно
сказываются на желании близкого контакта.

Отсутствие физической безопасности в детстве, когда к ребенку применялось

физическое насилие и различные виды наказаний, приводит к
формированию контролирующей модели взаимоотношений. Ребенок учится
контролировать положение родителя, чтобы в случае попытки применения
насилия увернуться или получить минимальный ущерб. Для сохранения себя
такому человеку необходимо держать всё происходящее под контролем. Страх
перед физической угрозой лишает человека базового доверия к миру и к своим
желаниям. В зрелом возрасте это сказывается на невозможности свободно
принимать чувства и потребности партнера. Все желания, как свои, так и другого
человека, неминуемо проходят через жёсткий критический фильтр и в случае
возможной угрозы полностью отрицаются. Жизнь в таких условиях лишает пару
спонтанности и лёгкости во взаимоотношениях, а постоянное внутреннее
напряжение исключает получения удовольствия от общения.

Запрет на социальные проявления ребёнка, лишение его возможности совершать
ошибки, сталкиваться с их последствиями, преодолевать трудности и, благодаря
этому, расти как личность, делают человека не
самостоятельным. Гиперопека лишает ребенка контакта со своими желаниями,
на которые он может опираться во взрослой жизни и становиться способом его
проявления любви. Во взаимоотношениях такой человек склонен полностью
сливаться с идеями и желаниями другого человека, присваивать и влиять на них.
Партнеру навязывается ответственность за то, чтобы его желания были
приемлемы и ценны для обоих. В таких отношениях очень много скрытых
манипуляций и чувства обиды. Чтобы избежать этого, человеку проще закрыться
или вовсе прервать контакт. Свои истинные желания и удовлетворение
потребностей он вынужден скрывать, делать, это отдаляясь, разрывая контакт.
Фрустрация возможности духовно развиваться, в соответствии со своими
интересами, подчинение различным долженствованиям, любые подавления
индивидуальности и импульса познания приводят во взрослой жизни к
выстраиванию модели отношений в форме поглощения. Всё делать вместе,
любить одно и то же, интересоваться одними вещами и полностью исключить
любые желания и чувства, не попадающие под категорию «Мы» — это характерные
черты данной модели взаимоотношений. Любое отступление от этих норм
воспринимается как предательство и сулит серьёзные неприятности в паре. Для
сохранения иллюзии близости таким людям необходимо полностью отказаться от
своей индивидуальности и собственного «Я».
В этой статье я представил лишь некоторые, наиболее характерные модели
взаимоотношений в паре, которые люди склонны путать с искренней близостью.
Все их объединяет размытые личностные границы, отсутствие опоры во
взаимоотношениях на собственные желания и потребности, а соответственно и
отсутствие доверия. Только возможность, и что очень важно, желание говорить о
своих чувствах и идти навстречу потребностям партнера, способна подарить
полноценное удовольствие от контакта. Важно понимать, что истинная близость
возможна в атмосфере искренности, спонтанности и принятия.

1 Комментарий

Оставьте свой комментарий